Рекордно мягкий приговор за Превышение должностных полномочий. (ст. 286 УК РФ)

Меня, как адвоката, всегда поражала не пропорциональная строгость наказания по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Чаще всего с этим сталкиваюсь при защите военнослужащих или полицейских. Пункт «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ предусматривает ответственность за превышение должностных полномочий с применением насилия. К слову сказать, наказание за это предусмотрено от 3 до 10 лет. Даже «затрещина», отвешенная подчиненному, может квалифицироваться по ст. 286 УК РФ и влечь серьезное наказание.

Рекордно мягкий приговор за Превышение должностных полномочий. (ст. 286 УК РФ)

Так, ко мне за защитой обратился военнослужащий офицер, который рассказал, что в отношении него возбудили уголовное дело по п. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Пункт «в» означает причинение тяжких последствий. Я очень удивился, что же такое мог совершить данный офицер, что его действия повлекли тяжкие последствия. Оказалось, ему вменялось, что он избил пьяного контрактника, в результате чего у последнего оказалось сломана нога, то есть, причинен тяжкий вред здоровью.

На следствии я сразу же заявил, что квалификация деяния не правильная, и вменение п. «в» излишне, так как причинение вреда здоровью любой тяжести охватывается п. «а» статьи. Но следователь упорно не хотел переквалифицировать деяние. Но об этом позже.

Сам подзащитный рассказал, что действительно, инцидент с потерпевшим был, но он при этом действовал согласно Устава, и обязанностей дежурного по части. (Он на тот момент исполнял обязанности дежурного по воинской части). Физическую силу применил вынужденно, но ударов потерпевшему не наносил. Офицер, проходя мимо солдатской казармы, увидел молодого человека в гражданской одежде, причем этот молодой человек, был в состоянии сильного алкогольного опьянения с бутылкой пива в руках. На закономерный вопрос офицера, кто он такой, и что делает на территории воинской части? Потерпевший ответил, грубостью и не цензурной бранью послал офицера «заниматься своими делами».

Такое положение вещей не устроило моего подзащитного, и он принял решение сопроводить «наглеца» в штаб войсковой части для выяснения его личности. Но при этом наткнулся на ожесточенное сопротивление. Потерпевший вырывался и наносил удары офицеру по голове и лицу. Телесные повреждения у офицера были зафиксированы в медицинском учреждении. В тот момент, когда мой подзащитный отпустил потерпевшего, тот не устояв на ногах, упал, и закричал от боли.

В последующем, у потерпевшего диагностировали небольшую гематому на лице, и винтовой перелом костей ноги.

Мы, как сторона защиты, заняли активную позицию об отсутствии самого превышения должностных полномочий, так как мой подзащитный действовал согласно инструкций, и Устава, а физическую силу стал применять только после агрессивных действий самого потерпевшего.

Так же, мы не соглашались с тем, что между действиями офицера, и переломом ноги имеется причинно-следственная связь. Перелом был винтообразным, то есть наступил в результате скручивания ноги, а не от удара. Но обвинение стояло на своем и пыталось доказать обратное. Якобы офицер прокручивал потерпевшего вдоль «своей оси», что и привело к перелому. Это даже слышать смешно. Я так и задал вопрос. Ваш потерпевший, что юла? Что бы его прокручивать вдоль оси.))) Но вопрос так и остался риторическим…

По нашим ходатайствам были проведены несколько следственных экспериментов, на основании которых проведены судебные ситуационные экспертизы. Но причинно-следственной связи, так и не установили.

Уже в ходе рассмотрения дела в суде государственный обвинитель отказался от обвинения в этой части. Из обвинения был исключен пункт «в» как квалифицирующий признак.

В своих судебных прениях, я очень мотивированно и подробно изложил суду, почему я считаю, что моего подзащитного следует оправдать. И оснований для этого было очень много. Степень абсурдности обвинения зашкаливала.

На этом фоне я был удивлен, насколько мягкое наказание для моего подзащитного попросил прокурор. Вместо нескольких лет лишения свободы, как это обычно бывает. Прокурор попросил штраф в размере 40 000 рублей!!! Для нас это была неожиданность.

Но больше всего, я удивился когда суд, признав офицера виновным, назначил наказание ниже низшего предела в виде штрафа 20 000 рублей. При этом суд, по собственной инициативе, изменил категорию преступления с тяжкой, на средней тяжести.

Вот так в нашей судебной системе действует принцип – если наказывать не за что, то наказание будет незначительным.

С одной стороны было обидно. Ведь боролись вообще за прекращение дела, а с другой стороны получили рекордно мягкое наказание. Пообщавшись, и будучи реалистами, мы даже не стали испытывать судьбу, и обжаловать этот приговор в апелляции. Через полгода после вступления приговора в законную силу мы через тот же суд сняли судимость… Офицер продолжил службу в Вооруженных Силах.

Приговор Вы можете почитать пройдя по ссылке…

https://sudact.ru/regular/doc/ZrA4FX7zFQ1J/?regular-txt=Кандраев&regular-case_doc=&regular-lawchunkinfo=&regular-date_from=&regular-date_to=&regular-workflow_stage=&regular-area=&regular-court=Черемховский+гарнизонный+военный+суд+%28Иркутская+область%29&regular-judge=&_=1637479173897&snippet_pos=290#snippet